Л Е К Ц И Я

«УРОКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ. СОСТОЯНИЕ ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ СТОРОН»

Автор: кандидат военных наук, профессор Калистратов Александр Иванович

 

 

   Уважаемые коллеги, мы находимся на пороге празднования 70-летнего юбилея нашей Великой Победы и минимальное, чем мы можем отблагодарить отстоявших независимость Родины наших дедов и отцов - это вечно помнить об их подвиге, тем более что знание отечественной военной истории будит национальный дух граждан, возвышает его примерами доблести, утешает в невзгодах, вселяет веру, но не самоуверенность в силы своего народа и, наконец, предостерегает правящую элиту от совершения роковых ошибок. В связи с этим мне поручено прочитать Вам курс лекций, посвящённый урокам этой самой крупномасштабной и жестокой войны в истории Отечества.

   Цель данного курса лекций честно, кратко и образно, без бахвальства и уничижения, на основе ярких примеров и мало известных фактов показать Вам невероятно тяжёлый,  тернистый и вместе с тем славный путь нашего народа к Победе, дать повод задуматься: «а готовы ли мы повторить подвиг предков?» и «что надо сделать, чтобы не допустить их горьких ошибок?».

  Эпиграфом к данному курсу я выбрал известное высказывание великого политика, «железного» канцлера и создателя «Второго рейха» Бисмарка: «Не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы времени, а железом и кровью».

В данной лекции будет рассмотрено два вопроса:

1. Вводная часть, основные термины  и понятия.

2. Состояние противоборствующих сторон.

 

1. Вводная часть, основные термины и  понятия.

   «Без светильника истории тактика – потёмки», - говорил выдающийся русский полководец А.В. Суворов, который за свою долгую военную жизнь провёл более 60-ти сражений и боёв, не проиграв ни одного. Этому во многом способствовало хорошее знание им истории войн и военного искусства. Ведь история, как говорят учёные, - это прототип современного бытия, т.к. прошлое всегда скрыто в настоящем и представляет собой его часть, не сразу заметную для поверхностного взгляда. В соответствии с этим, - настоящее непременно содержит зачатки будущего. Именно так история осуществляет диалектическую взаимосвязь с практической жизнью. Не случайно мудрый  Екклесиаст-проповедник утверждает в  Библии: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». По сему, без знания истории будущее теряет свой смысл, а знание её фактов в определённой степени обеспечивает власть над ним.

   Действительно, нельзя иметь объективное представление о сути современных отношений между государствами, обеспечить их надёжную безопасность, по-настоящему овладеть современной теорией и практикой военного дела, не изучив опыт человечества в ведении вооружённой борьбы, и не усвоив как блистательных, так и горьких уроков прошедших войн. Их  изучение и тщательный анализ, пожалуй, – самый эффективный путь постижения сути межгосударственных отношений и предотвращения роковых ошибок. Ведь ещё «железный» канцлер Бисмарк в своё время очень неглупо заметил, что только дураки учатся на своём опыте, умные предпочитают учиться на опыте других.

  При подготовке материалов я постарался максимально объективно, конечно, с моей точки зрения, выразить отношение к событиям, фактам и персонажам этого отрезка нашего героического прошлого.  В ряде случаев мои оценки не совпадает с общепризнанными. Так, например, я в корне не согласен с односторонней оценкой многими современными историками роли И.В. Сталина и его правительства во Второй мировой войне. Иначе совсем не понятно, почему демократическая рыночная Европа, за исключением Великобритании и, пожалуй, Югославии, призывно помахивая хвостиком, «облизывала» гитлеровские сапоги, а это «исчадие ада» - Советский Союз, в котором делалось всё неправильно и вопреки общечеловеческой морали и здравому смыслу, взял и победил фашизм.

   При этом они лицемерно утверждают, что победу одержал исключительно народ, хорошо понимая, что сам по себе народ никогда и никого победить не может. Им кто-то должен управлять, т.е. организовать, его необходимо вдохновить, обеспечить и заставить умирать за идеалы. Ведь ни один здравомыслящий человек, даже самый «кондовый» демократ за свои пресловутые свободы, добровольно умирать не пойдёт. Показательно, что уже в послевоенное время фронтовики, подтрунивая над пропагандистским лозунгом «За Родину, за Сталина!» частенько интерпретировали его как «За Родину заставили!»

    Чтобы «говорить на одном языке» с Вами, ознакомимся с некоторыми терминами военного искусства.

    Важнейшим ключевым термином военной науки и искусства является понятие «вооружённая борьба».

   По нашему представлению, вооруженная борьба по своей сути представляет собой простое, либо расширенное противоборство вооруженных субъектов, реализующих противоположные цели с применением оружия во всех, доступных человеку физических средах. Содержанием вооруженной борьбы является взаимное поражение  сражающихся сторон, вплоть до их полного уничтожения (т.е. ликвидации как субъекта) путем  нанесения посредством применения оружия противнику прямого физического, либо косвенного морального ущерба; нарушения его способности адекватно воспринимать окружающую обстановку и лишения источников восполнения моральных и физических сил.

   Источником вооружённой борьбы является взаимодействие двух, присущих ей, взаимоисключающих противоположностей – двух видов её ведения: наступления и обороны, если эти понятия воспринимать философски. То есть: под наступлением понимать инициативную форму реализации боевого потенциала одной из противоборствующих сторон, под обороной, - реактивную, реагирующую на инициативу противника.

   При этом в вооруженной борьбе в качестве субъектов могут участвовать как два вооруженных индивидуума, так и несколько огромных организованных социальных групп людей, носителей предметно-практической деятельности, (т.е. тоже субъектов). Именно поэтому вооружённая борьба может представлять собой как простое, так и расширенное противоборство. Не случайно великий военный философ К.Клаузевиц величал войну не иначе как "расширенным единоборством". Исходя из вышесказанного, можно смело утверждать, что  понятие «вооружённая борьба» распространяется на все составные части военного искусства с присущими им субъектами и формами её ведения.

   Поэтому, под военным искусством следует понимать теорию и практику оптимальной подготовки и умелого  ведения вооружённой борьбы с целью достижения заданного эффекта при минимальных затратах сил и средств.

 

   По своей сути военное искусство представляет собой высшую степень знания дела, практического умения и мастерства военачальника (командира, бойца), прояв­ляемую  при подготовке и ведении вооружённой борьбы. Как и в любой дру­гой области человеческой деятельности в основе военного искусства лежит сплав теории и практического опыта, опираясь на который военачальнику (командиру, бойцу),  удаётся получить заданный эффект при максимальной экономии сил и средств.

   Обладание высоким военным искусством – явление довольно редкое. Как видим, в истории присутствует масса многозвёздных военачальников, а выдающихся полководцев – единицы. Почему? Дело в том, что настоящий полководец должен обладать очень редким набором природных качеств основное из которых наш военный гений А.В. Суворов  назвал «глазомером», т.е. умение видеть реальную, а не кажущуюся, или «подставляемую» противником обстановку; умение быстро находить в системе действий противника ту критическую точку, воздействие на которую обрушивает всю систему. Зачем это надо и почему это так трудно делается чётко разъяснил военный философ К. Клаузевиц (слайд 7), который своими мыслями проник в саму суть вооружённого противоборства.

 

   К этому следует добавить, что полководец должен обладать невероятной физической и психологической выносливостью т.к. ему приходится неделями работать круглосуточно, принимать решения зачастую, - в условиях непосредственной угрозы жизни, под гнётом огромной ответственности за судьбы сотен, а то и десятков тысяч людей и прямой юридической ответственности за результат выполнения задачи. Он должен обладать невероятным здравым смыслом и основанной на обширной боевой практике интуицией потому как решения чаще всего приходиться принимать в обстановке неопределённости в отношении намерений противника, т.к. он является мыслящим субъектом, немедленно реагирующим на все ваши действия и ошибки. Кроме того нужна стальная воля, чтобы провести в жизнь принятое решение, иногда вопреки возражениям начальников и подчинённых. В связи с этим можно смело утверждать, что талантливый полководец - это штучное «произведение» матушки природы.

   Поэтому, пусть Вас не удивляют часто допускаемые персонажами военной истории ошибки: такова суть самого явления – «вооружённая борьба», которое ставит перед лицами, принимающими на войне решения задачи такой сложности, которая не снилась руководителям даже самых успешных финансово-промышленных компаний.

   Военное искусство развивается параллельно с человеческим обществом, постоянно обогащается вновь приобретённым боевым опытом, зависит от состояния  экономики, уровня научно-технического прогресса общества, социальных отношений, направленности внешней и внутренней политики государства.

   Вместе с тем нельзя не отметить, что существенное влияние на развитие военного искусства оказывают и национальные особенности народов, их традиции, действующий политический строй, особенности исторического развития страны, её географические условия, а также личностные качества полководцев и военачальников. Исторически сложилось, что современное российское военное искусство состоит из трёх частей: военной стратегии,оперативного искусства и тактики.

   До появления устойчивых государственных образований и организованных воинских формирований существовала лишь тактика. Это обусловливалось примитивными целями и небольшими масштабами ведения вооружённой борьбы. Создание централизованного национального государства привело к значительному расширению политических устремлений господствующей элиты общества,  для  реализации которых потребовались мощные вооружённые силы, что само по себе вызвало необходимость появления стратегии. Применение массовых армий, действующих в раздельных группировках на обширных пространствах, породило образование зачатков оперативного искусства.

   Военная стратегия считается высшей областью военного искусства и представляет собой теорию и практику подготовки и ведения войн, кампаний и стратегических операций вооружёнными силами страны, или стратегическими группировками (объединениями) войск.

   Оперативное искусство выделилось в составную часть военного искусства в 1926 г, что и было юридически закреплено Полевым уставом 1929 г. Представляет собой теорию и практику подготовки и ведения операций объединениями видов вооружённых сил. С 1940 г в состав оперативного искусства были включены  вопросы подготовки и ведения фронтовых операций.

   Тактика – теория и практика подготовки и ведения боя одиночными бойцами, подразделениями, частями и соединениями видов вооружённых сил, родов войск и специальных войск.

   Таким образом, представление о значении рассмотренных нами терминов в дальнейшем облегчит восприятие Вами излагаемых материалов.

2. Состояние противоборствующих сторон.

   Великая Отечественная война была самым страшным  в истории России испытанием. Пришедшим к власти в 1917 г и победившим в 1920 г в Гражданской войне большевикам история отпустила всего лишь 20 лет на создание государства нового типа и восстановление разрушенной до основания двумя войнами далеко не передовой экономики. Помимо этого необходимо было осуществить модернизацию и индустриализацию страны, ликвидировать неграмотность, сократить культурную отсталость, а самое главное –  подготовиться к следующей мировой войне, призрак которой витал в воздухе с момента подписания грабительского Версальского договора 1919 г.

   Достаточно сказать, что в соответствии с этим договором от Германии отторгалась территория площадью 67630 кв. км с населением 5.5 млн. человек. Германия должна была выплачивать огромные репарации победителям (в сумме 226 млрд. золотых марок) в течение 42-х лет, вплоть до 1962 г. Кроме того, страна должна была отдавать победителям в течение 70 лет 12% стоимости своего экспорта в качестве своеобразного налога. Золотой эквивалент репараций составил примерно 100 тыс. тонн благородного металла. Естественно, с этим талантливый, трудолюбивый немецкий народ-солдат смириться не мог.  Кстати, вопиющую некорректность этого договора подметил один из творцов победы в предыдущей Мировой войне маршал Франции Ф. Фош, заявив: «Это не мир – это перемирие!».

   Вначале 30-х гг. для нашей страны чётко обозначился и противник. «Замшелый» лозунг «Дранх нах остен» засверкал всеми цветами радуги в книге А. Гитлера «Майн кампф» - «библии» германского национал-социализма. В этом политически бесстыжем «труде» однозначно утверждалось: «Уроки прошлого ещё и ещё учат нас только одному: целью всей нашей внешней политики должно являться приобретение новых земель». Далее чётко указывалось, где их искать: «Если мы хотим приобрести новую территорию в Европе, то это может быть сделано за счёт России, и опять новая Германская империя должна следовать по стопам тевтонских рыцарей. Но на этот раз земли для германского плуга будут приобретены германским мечом, и таким образом мы обеспечим нации хлеб «насущный». Между прочим, к власти А. Гитлер пришел на деньги западных олигархов, точнее – с помощью денег корпорации «Иг фарбен индастри», совместном детище семейств Рокфеллеров и Ротшильдов в обмен на обещание в последующем силой германского оружия расправиться с советской Россией.

   Данная «идеологема» полностью устраивала и лидеров стран западной демократии в «розовых» снах мечтавших разгромить  ненавистных большевиков руками германских фашистов. Они буквально пинками под зад подталкивали А. Гитлера к походу на восток.

   Вместе с тем, 11 августа 1939 г «фюрер» в беседе с верховным комиссаром Лиги Наций в «вольном городе» Данциге  К. Буркхардтом откровенно и цинично провозгласил особенности гегемонистских устремлений германской внешней политики: «Всё, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад так глуп и слеп, что не может этого понять, я буду вынужден договориться с русскими. Затем я ударю по Западу и после его поражения объединёнными силами   обращусь против Советского Союза. Мне нужна Украина…».

   Кстати, для нынешних украинских неонацистов хотелось бы особо подчеркнуть, что «фюреру» нужна была Украина, а не украинцы, которых планировалось оставить порядка 7 млн. человек для прислуживания «нации господ», да и то исключительно представителей «славянской подгруппы арийской расы». Удивительно, что эти планы были реализованы почти полностью, а Запад и мы, догадываясь об их сущности, ничего не предпринимали, стараясь, подставить друг друга, под германский каток.

   В этом особенно преуспел именно Запад, поверивший заверениям А. Гитлера министру иностранных дел Великобритании в 1934 г о том, что вооружаясь, Германия оказывает огромную услугу Европе, защищая её от зла большевизма. Именно этим и объясняется потворство разрушению Германией Версальской системы и пролившийся на неё «золотой дождь» внешних займов в размере 31 млрд. золотых марок, которые пошли на возрождение экономики, а по существу – на  милитаризацию страны, ведь военное производство Германии с 1934 по 1940 гг. увеличилось в 22 раза.

   Германская политическая элита трижды «наплевала» на завещание создателя Второго Рейха, гениального политика, провидца и просто мудрого человека канцлера Отто фон Бисмарка заявившего: «Я не сторонник участия Германии в восточных делах, поскольку в общем не усматриваю для Германии интереса, который стоил бы костей хотя бы одного померанского гренадёра».

   Лидеры Советского Союза понимали, что сражаться придётся с противником, стоящим на значительно более высоком уровне развития цивилизации и готовиться надо серьёзно. Советское руководство знало истинное соотношение экономической и военной мощи страны с вероятными противниками и принимало гигантские усилия, чтобы сократить вопиющее неравенство. В начале 1931 г сам И.В. Сталин чётко и однозначно заявил:  «… Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это,  либо нас сомнут».

   Большевики, в основном, справились с задачей подготовки страны и вооружённых сил к военным испытаниям. В условиях жесточайшего противоборства внешних и сопротивления внутренних врагов была разработана и воплощена в жизнь экономическая система, позволившая в кратчайшие сроки на месте и ресурсах отсталой аграрной страны создать Великую индустриальную державу с мощной промышленностью высоких технологий и уважаемыми во всём мире советской наукой и армией.

Не случайно известный германский военачальник Г. Гудериан, отвечая в своих мемуарах на вопрос: «В чём в конечном итоге заключался источник нашей победы?», кратко и по существу заявил: «В сути социального устройства новой России!».

   Вот как любопытно высказался о достоинствах сталинской экономической системы на советско-американском симпозиуме 1991 г японский миллиардер Хероси Теравама : «Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 г вы, русские, были умными, а мы японцы дураками. В 1949 г вы стали ещё умнее, а мы были пока дураками. А в 1955 г мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные товаропроизводители, и мы более 15% роста никогда не достигали, вы же при общественной собственности на средства производства – достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

   Общий объём производства промышленной продукции на душу населения с 1913 г к 1950 г увеличился в 4 раза. По этому показателю Советский Союз  вышел на одно из первых мест в Европе. Доля мировой промышленной продукции СССР в 1950 г составила 6.9% против 3.5% в 1913 г. Кстати, доля России в мировом ВВП  в 2007 г составила всего  3.2%. Золотой запас страны к 1953 г вырос в 6.5 раз и достиг 2050 т.

   В стране были созданы самые эффективные на то время системы социальной защиты населения, бесплатного образования и массового медицинского обслуживания. Только один, но яркий пример: средняя продолжительность жизни в СССР за 1926/72гг. увеличилась на 26 лет. Смертность населения была самой низкой в мире – ниже, чем в США, Англии, Франции и Швеции. Причём экономическая эффективность советской системы здравоохранения превышала эффективность американской в 5 раз!

Правда, преобразования пришлось проводить путём применения бесчеловечных методов тотального принуждения населения. И.В. Сталин не мог применить иных рычагов воздействия на отсталые, инертные, невероятно бедные, не привыкшие к повседневному, упорному труду, незаконопослушные, развращённые «беспределом» Гражданской войны, во многом не согласные с новой властью народные массы. Кроме того, следует признать факт, что вряд ли на Земле есть народ столь же индивидуалистический и неспособный к объединению и самоорганизации чем русский. Именно поэтому движущей силой преобразований стала не знающая жалости, основанная на государственном терроре дисциплина.

   Ещё мудрый Наполеон в своё время тонко подметил, что в природе существует всего два механизма управления людскими массами: страх и личный интерес. О каком личном интересе в то время могла идти речь? Ужасающая разруха, скрытое сопротивление свергнутых классов и инертных масс, невероятная грандиозность задач и крайне сжатые сроки их выполнения требовали исключительно  эффективного, жёсткого управления. Оно же было возможно лишь путём создания в стране атмосферы страха неотвратимого возмездия за  сопротивление власти, «выход из строя», нарушение законов, порядка, дисциплины и т.п. Что и было сделано путём применения массовых репрессий.

   Политические репрессии действительно носили массовый характер, они проходили в условиях жесткой внутрипартийной борьбы за власть и непростых отношений между социальными слоями общества. Вместе с тем, их реальные  масштабы довольно далеки от тех показателей, которые много лет внедряют в общественное сознание некоторые средства массовой информации и политически ангажированные историки(в среднем, в предвоенные годы в лагерях находилось порядка 1 млн. 300 тыс. человек).

   Средний процент политических заключённых ГУЛАГа в предвоенные 1934/40 гг.  составлял 22%. Остальные 78% были осуждены по чисто уголовным статьям в соответствии с действовавшими тогда законами государства.  При этом значительная часть политических заключённых попала в лагеря по доносам своих друзей, родственников, коллег по работе, или по самодурству начальников. Таким путём нередко сводились личные счёты или добывались должности, квартиры, материальные блага и даже разрешались любовные проблемы. Что поделать, таков уж наш национальный менталитет. Примечательно, что наибольшее количество политических заключённых  было в 1946 г (из более 1 млн. 700 тыс. чел. - 59.2%).

   Это объясняется большим количеством осуждённых фашистских пособников: полицаев, карателей, «власовцев», т.н. «казаков», надзирателей концлагерей, националистов разных мастей и других фашистских прихвостней, а также дезертиров и граждан, запятнавших себя недостойным поведением в плену и на оккупированной территории. Среди подобных жертв тоталитаризма в то время оказались порядка 70 тыс. словаков и чехов и 60277 поляков. На этот раз оба «панства» были одеты в форму Вермахта и войск «СС». Самое удивительное – среди этого контингента каким-то образом оказалось и 10 173 еврея!

   Кстати, и Петр Великий, преобразуя отсталую страну в мощную империю примерно в такой же отчаянной обстановке, также использовал жёсткое, порой жестокое принуждение. Впоследствии потомки оправдали те громадные жертвы, которые принёс русский народ на алтарь служения государству и Отечеству (по некоторым данным – четверть населения империи). Без них не было бы нашего трёхсотлетнего существования как великой державы. Ну что делать, если «кнут» для нас издревле является самым мощным побудительным мотивом, эффективным источником жизненной энергии, творчества и прогресса.

   Если бы не жестокая дисциплина и централизованная экономика, страна поднималась бы из руин, по крайней мере, целое столетие. Сталинский режим оказался адекватен задачам своего времени. Только плановая экономика и жёсткие порядки обусловили создание в кратчайшие сроки базовых отраслей промышленности и развитого военно-промышленного комплекса, позволили резко сократить отставание от мировых лидеров научно-технического прогресса.

   Самое удивительное то, что создавать новые, передовые отрасли экономики пришлось буквально с нуля, в жутких условиях почти полного отсутствия квалифицированных специалистов, на основе закупленных за рубежом оборудования и технологий. Само появление этих отраслей в крайне сжатые сроки, даже с присущими им серьёзными недостатками, можно считать настоящим чудом.

Этому чуду во многом способствовало то, что благодаря разумной внешней политике, наша страна получила возможность в 20-х гг. в процессе создания основ военно-экономического потенциала  мощно воспользоваться научно-техническими достижениями, а также  опытом германских инженеров и военных специалистов, а в 30-х гг. использовать передовые технологии, оборудование и специалистов США.

  Так, стараниями фирмы Альберта Кана из Детройта (США) было спроектировано более пятисот крупных промышленных объектов (в т.ч. тракторные заводы в Челябинске и Харькове; автомобильные – в Москве и Горьком, станкостроительные – в Калуге и в Новосибирске, прокатные станы в Магнитогорске и Нижнем Тагиле). Крупнейший тракторный завод был построен для нас под Чикаго, потом его демонтировали и перевезли в Сталинград, где он и был запущен всего через полгода. Фактически вся автомобильная и тракторная промышленность СССР в эпоху И.В. Сталина были созданы при активном содействии Генри Форда.

   В целом, политика И.В. Сталина в наибольшей степени объективно отвечала подсознательной борьбе русского (советского) народа за самосохранение. Только этим можно сколько-нибудь убедительно объяснить успехи предвоенного строительства и победу в войне. Возможно, в обоих случаях это было проявлением так называемого «коллективного бессознательного», хорошо понимавшего, что других эффективных методов мощной концентрации жизненных сил народа в то время просто не существовало.

   Как бы то ни было, но к этой войне страна оказалась подготовленной намного лучше, чем к предыдущим войнам ХХ века. Никогда ещё наша армия не была так хорошо укомплектована, обеспечена материальными средствами, как в предвоенные годы. Никогда её личный состав не пользовался таким авторитетом и массовой поддержкой народа. 

   К слову, в 1928 г, т.е. за 13 лет до войны, в Красной Армии имелось всего лишь две сотни танков и бронемашин, тысяча самолётов устаревших конструкций, 350(!) грузовиков, а противотанковой и зенитной артиллерии вовсе не было. На 22 июня 1941 г мы имели более 600 великолепных тяжёлых танков КВ-1 и 1224 современных средних танка Т-34, гитлеровцы, - ни одного тяжёлого, т.к. они не вписывались в доктринальную концепцию «блицкрига» и всего чуть больше четырёх сотен собственно германских средних танков.

   При разумном применении только эти наши танки имели потенциальную возможность остановить наступление танковых объединений врага. В строю находилось 1946 современных истребителей (МиГ-3, Як-1 и ЛАГГ-3), 458 лучших в мире пикирующих бомбардировщиков Пе-2, 249 штурмовиков Ил-2. Об эффективности штурмовиков, при их умелом применении, в войну ходили легенды. Так, в битве на Курской дуге 3-я танковая дивизия «СС» врага только за один день от ударов штурмовиков потеряла порядка 270 единиц боевой техники.

   Кстати, термин «стратегическая авиация» родился именно у нас в 1931г. В 1932 г появился первый в мире настоящий стратегический бомбардировщик ТБ-3 (взлётный вес 18 т, дальность полёта 1500 км, бомбовая нагрузка 3 т, экипаж 11 чел, оборонительное вооружение – 8 пулемётов).

 

 

    К концу 30-х гг. мы были единственной страной в мире, имевшей грозную стратегическую авиацию (800 ТБ-3 и ещё около 1000 ДБ-3). Ильюшинский ДБ-3 имел взлётную массу 10.3 т, дальность полёта свыше 4000 км, солидную бомбовую нагрузку – 2.5 т, огромную по тем временам скорость 448 км/ч и потолок более 10 км. Правда, в начале войны в европейской части страны насчитывалось 1088 и 931 экипаж дальней авиации.

   К сожалению, наши «стратеги» не сыграли в войне должной роли, т.к. к её началу ТБ-3 безнадёжно устарели, а обстановка вынудила командование растратить  мощь дальней авиации на штурмовку тактических объектов. При этом она практически погибла (65% самолётов, осталось 266), т.к. действовала без истребительного прикрытия, а тяжёлые самолёты на малых высотах были крайне уязвимы в т. ч. и для зенитной артиллерии.

   Вместе с тем, наши ДБ-3 с 7 августа по 4 сентября 1941 г совершили девять рейдов на Берлин, сбросив при этом 311 бомб общим весом 36 тонн. Кроме того, бомбардировкам были подвергнуты Мемель, Данциг, Кенигсберг, Штеттин, Бухарест и нефтяные промыслы в Плоешти .

   В то же время СССР, несмотря на несомненные успехи, перед войной продолжал отставать от своих противников практически по всем цивилизационным показателям, особенно в экономике. Так, в 1939 г мы, при громадных масштабах нашего хозяйства, выплавляли, лишь 79% стали, добывали 40% угля и производили 70% электроэнергии от уровня только одной Германии.

   Соотношение по экономическим показателям резко изменилось не в нашу пользу в конце 1940 г, когда на гитлеровцев заработали 6.5 тыс. предприятий и 3 млн. квалифицированных рабочих развитых стран   Европы, а сырьевые и продовольственные ресурсы Германии возросли в 2-4 раза. Достаточно сказать, что на территории собственно Германии добывалось всего 0.3 млн. тонн нефти, а с учётом присоединённых территорий добыча выросла до 1.5 млн. тонн. Поставки нефти из Румынии увеличились в разы и составили порядка 3 млн. тонн. Кроме того, 40% объёма мирового рынка оружия приходилось только на обладавшую передовым военно-промышленным комплексом Чехословакию, 857 прекрасно оснащённых военных заводов которой, вошло в состав военной экономики «Рейха». И этот комплекс практически всю войну усиленно и очень продуктивно работал на фашистскую Германию. По немецким данным в 1944 г Чехия ежемесячно (!) поставляла Вермахту 11 тыс. пистолетов, 30 тыс. винтовок, боле 3 тыс. пулемётов, около 100 САУ, 144 пехотных и 180 зенитных орудий. Чехия производила в месяц более 600 тыс. артиллерийских,  почти миллион зенитных снарядов, 15 млн. патронов, от 600 до 900 вагонов авиабомб, 1 тыс. тонн пороха, 600 тыс. тонн взрывчатых веществ.

    Поэтому соотношение уровней производства важнейших стратегических ресурсов изменилось и составило порядка 50%. Объём производства важнейших видов промышленной продукции в СССР к началу войны был в 1.5 – 2 раза меньше, чем у фашистской Германии и её саттелитов.

   Удручающим было несоответствие степени развития социальной среды. При этом самым существенным было отставание в качестве людских ресурсов, - в грамотности, подготовленности и дисциплинированности управленческого персонала и работников производства, а также отставание в качестве технологий и средств производства, в энергетической и технической вооружённости экономики. Самое страшное: наша промышленность отставала от развитых западных стран, по крайней мере, на два технологических поколения!

   Наиболее ярко отставание проявилось в машиностроении, в его самой передовой и востребованной на то время отрасли – автомобильной промышленности. Годовое производство автомобилей в Германии, в оккупированных  странах и в странах её европейских союзников накануне нападения на СССР составило 676 тыс., а у нас в 1940 г – всего лишь 145 тыс. единиц (21%). Даже это было чудом. В 1926 г московский автомобильный завод «АМО» сумел собрать порядка 100 автомашин. В 1931 г он же уверенно выпустил 25 тыс. причём намного более сложных технически.

   Другим невероятно «узким» местом советской экономики была нефтепереработка. Мы производили крайне ограниченный объём высокооктановых авиационных бензинов. Если бы не прямая и косвенная технологическая помощь союзников наша авиация вряд ли смогла бы эффективно воевать.

   Именно цивилизационное неравенство и послужило первопричиной наших ужасающих военных поражений и вопиющего несоответствия людских потерь первых двух лет войны. Ведь армия, - всегда чёткое отражение того общества, которое она защищает. Короче, главная причина была та же, что и в русско-японскую и в Первую мировую войну - цивилизационная отсталость,

    От полного разгрома в 1941-1942 гг. нас спасли: недооценка противником наших возможностей, распылённость германских сил, вынужденных вести борьбу почти со всем миром; ожесточённое сопротивление Красной Армии; невероятная выдержка, исторически присущая  толще народных масс, а также, - огромная и слабо освоенная территория.

   Определённую роль сыграл и «генерал Мороз», буквально парализовавший мобильность оперативных объединений танковых войск противника. Справедливости ради следует отметить, что этот зловредный «генерал» с той же яростью противодействовал и нашим войскам, но противник был на порядок лучше моторизован, чем мы. Именно поэтому его козни больше вредили наступающей стороне и способствовали стабилизации фронта, а в итоге, - получению желанной оперативной передышки.

   Победу же обусловило наличие неистощимых стратегических ресурсов, неуклонная реализация мудрых доктринальных концепций, созданная не без помощи противника атмосфера народной войны, эффективная помощь союзников, а также, - пронизывающая весь социум несгибаемая воля И.В. Сталина, его безграничная, жёсткая, основанная на непререкаемом авторитете власть и опирающаяся на неё всеобъемлющая организаторская мощь коммунистической партии. В годы войны И.В. Сталин исполнял пять высших должностей в партии, государстве и армии. Во всемирной истории нет другого человека, обладавшего такой полнотой власти и нёсшего на своих плечах такую непомерную тяжесть.

   И.В. Сталину удалось мобилизовать все силы страны на отпор агрессору, развернуть широкомасштабную «народную войну», в ходе ожесточённых сражений создать принципиально новую, быстро усвоившую горькие уроки жутких поражений и хорошо оснащённую армию, а также вырастить плеяду замечательных полководцев. Ему удалось превратить непримиримых вчерашних врагов на Западе в эффективных союзников, оказавших огромную, а главное, - своевременную помощь, прежде всего, автотранспортом и стратегическими материалами, которых катастрофически не хватало.

   Не случайно непримиримый враг Сталина У. Черчилль в своём выступлении в Палате общин в канун 80-летия со дня его рождения 21 декабря 1959 г (через 6 лет после его смерти!) отмечал:

   «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь. …Он обладал глубокой, лишённой всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безнадёжного положения. …принял Россию с сохой и оставил её с атомным вооружением».

   Самое интересное, что в отношении сохи и атомного оружия У. Черчилль был абсолютно прав: к 1914 г примерно треть крестьянских хозяйств России действительно пользовалась деревянной сохой, правда, с железным наконечником. Подобная, тёплая и объективная оценка злостного политического оппонента дорогого стоит и не имеет аналогов в истории.

   Почему-то именно это высказывание вызывает острое неприятие современных либералов, безосновательно вопящих, что такой великий политик не мог так сказать. Они не в состоянии допустить, что великий английский премьер мог быть объективным судьёй своего времени и просто благородным человеком. Даже если бы не было этого высказывания, данные слова содержат исключительно объективную и очевидную истину.

   Поэтому, если царская Россия не выдержала ударов и третьей части собственно германских сил, то Советский Союз три года, практически, один на один противостоял всей, опиравшейся на экономику оккупированной Европы, мощи стран «оси». Именно Красная Армия, по образному выражению У. Черчилля выпустила кишки из германской военной машины. Ведь из общих безвозвратных людских потерь Вермахта и войск «СС»  с 1.09.41 по 9.05.45 гг. в 6 млн. 439 тыс. человек, на советско-германский фронт приходится 5 млн. 151 тыс. (т.е. 80%). При этом нам пришлось сражаться с самой совершенной в истории человечества и эффективной военной организацией.

   Вместе с тем, несмотря на тщательную и всестороннюю подготовку к войне, наше военно-политическое руководство, в силу субъективных и под давлением объективных причин сделало всё, чтобы проиграть её начальный период. Подробнее об этом мы поговорим на последующих встречах. 

© 2014 Marine Community. 

«Морское братство — нерушимо!»