Л Е К Ц И Я  5

«НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Автор: кандидат военных наук, профессор Калистратов Александр Иванович

 

СОДЕРЖАНИЕ:

  • О войне, полководцах и военном искусстве.

  • О потерях.

1. О войне, полководцах и военном искусстве

 

    Великая Отечественная война была самой жестокой и тяжёлой из всех войн, когда-либо пережитых нашей Родиной. В ней решался вопрос о жизни и смерти нашего государства, вопрос о том быть нашему народу свободным и независимым или попасть в фашистское рабство. Это была всенародная, справедливая освободительная война.

   Главным итогом Великой Отечественной войны стала ликвидация смертельной опасности, угрозы порабощения и геноцида русского и других народов СССР. Мощный, бесчеловечный враг всего за 4 месяца дошёл до Москвы, вплоть до Курской дуги сохранял наступательные возможности. Перелом в войне и победа были результатом эффективного государственного и военного управления, а также неимоверного напряжения сил и массового героизма народа, изумлявшего как врагов, так и союзников. Идеей, вдохновлявшей тружеников фронта и тыла, объединяющей и умножающей их силу, мирящей с жестокостью чрезвычайных мер собственного руководства, с неоправданными жертвами, стала идея защиты своего Отечества как дела правого и праведного. Победа пробудила в народе чувство национальной гордости и уверенности в своих силах.

    Ни одна война в мировой истории не может сравниться с этой по масштабам применения вооружённого насилия, протяжённости фронтов, количеству участвовавших в сражениях войск и боевой техники, по ожесточённости и напряжению борьбы. Разбить врагов в такой войне означало добиться победы всемирно-исторического значения. Тем отраднее осознавать, что наша Родина внесла решающий вклад в разгром фашистской Германии: на советско-германский фронт приходится более 73% потерь противника в личном составе (в 4 раза больше, чем на других фронтах, а по числу убитых и раненных – в 6 раз); до 75% потерь в танках и штурмовых орудиях; свыше 75% всех потерь авиации; 74% общих потерь артиллерийских систем. Мы разгромили 507 германских дивизий и 100 дивизий союзников Гитлера.

   В преддверии юбилея великой Победы появилось множество различных противоречивых публикаций о результатах Великой Отечественной войны советского народа против фашистских захватчиков. Некоторые авторы, в погоне за дешевой сенсацией, распространяют всякого рода слухи, в т.ч. и те, что были в свое время подброшены «геббельсовской» пропагандой, другие,  злонамеренно - всевозможные небылицы в целях дискредитации нашей истории. При этом у части нашей интеллигенции приверженность этим слухам и небылицам считается высшим знаком качества образованности и широты взглядов.

   Поэтому, прежде всего, хотелось бы отметить, что проявленные в ходе войны, нашими полководцами достижения в области военного искусства, однозначно признавались всеми современниками: и союзниками, и, что самое главное, - весьма искушёнными в военном деле противниками.

    «Во  Второй мировой войне стало очевидным, что советское верховное командование обладает высокими способностями в области стратегии…. Русским генералам и солдатам свойственно послушание. Они не теряли присутствия духа даже в труднейшей обстановке 1941 года. Об их упорстве говорит история всех войн. Следует воспитывать в солдатах такую же твёрдость и упорство», - отмечал в своих трудах широко известный, командовавший на Восточном фронте в 1941 г 2-й Танковой группой (армией) генерал-полковник Вермахта Г. Гудериан.

    «Совершенно справедливо, что высшее советское командование, начиная со Сталинградской битвы, часто превосходило все наши ожидания. Оно мастерски осуществляло быстрый манёвр и переброску войск, перенос направления главного удара, проявляло умение в создании плацдармов и оборудовании на них исходных позиций для последующего перехода в наступление. …Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов», - писал генерал-полковник  Г. Фриснер, повоевавший на Восточном фронте в качестве командира дивизии и корпуса, командующего армией и группой армий.

    Известный военачальник танковых войск генерал Ф. Меллентин, сражавшийся на Востоке в качестве начальника штаба танкового корпуса и танковой армии, в своих трудах отмечал: «Они (высшие командиры и штабы  русских, - примечание автора) научились быстро реагировать на всякие изменения обстановки, действовать энергично и решительно. Безусловно, в лице Жукова, Конева, Ватутина и Василевского Россия имела высокоодарённых командующих армиями и фронтами».

    Особенно впечатляют сделанные по горячим следам недавних сражений показания командовавшего обороной Берлина генерала артиллерии Вейдлинга - профессионала высокого уровня:

     «Я считаю, что основными чертами данной операции  русских, как и в других операциях, являются следующие:

1. Умелый выбор направления главного удара.

2. Концентрация и ввод крупных сил, и в первую очередь танковых и артиллерийских масс, на участках, где наметился наибольший успех; быстрые и энергичные действия  по расширению созданных разрывов в немецкой обороне.

3. Применение различных тактических приёмов, достижение моментов внезапности,  даже в случаях, когда наше командование располагало данными о предстоящем русском наступлении и ожидало это наступление.

4. Исключительно маневренное руководство войсками. Операции русских войск характеризуются ясностью замыслов, целеустремленностью и настойчивостью в осуществлении этих планов.

Я должен отметить, что русские за время войны далеко шагнули вперёд в тактическом смысле, наше же командование шагнуло назад…»

   Весьма любопытно как оценивает наше военное искусство в своих показаниях германский офицер среднего звена военного управления подполковник Вернер: «… я считаю, что одной из характерных черт советских войск является умение почти во всех операциях добиваться внезапности, что достигается разнообразием тактических приёмов».

    Далее он объясняет, как это удавалось на примере Висло-Одерской операции. После проведённой нашими войсками на широком фронте разведки боем 14 апреля враг ожидал, что наступление начнётся с утра 15-го (таков был шаблонный вариант наших действий). Когда же его не последовало, то на основании предыдущего опыта, все были убеждены, что оно состоится через 3-4 дня. Никто не мог предположить, что ураганная артиллерийская подготовка атаки главных сил будет проведена в ночь с 15-го на 16-е апреля, а «… её моральное воздействие, а также воздействие в отношении потерь были огромными и уничтожающими», что и обеспечило успех тактического прорыва.

    Далее он отмечает умелую маскировку наших войск, позволявшую скрывать масштабы готовящегося удара; умение в короткие сроки сосредотачивать крупные силы; мастерское массирование артиллерийского огня; блестящее взаимодействие пехоты и танков; большое количество противотанковой артиллерии, сопровождавшей наступающие войска и срывавшей попытки немецких контратак и т.п.

    Это очень высокая и справедливая, воистину профессиональная оценка уровня нашего военного искусства второй половины этой войны.

   Кроме того, уместно сказать, что советские военачальники в своей массе «труса не праздновали». Когда было надо, они смело разделяли опасность со своими подчинёнными, показывая им пример поведения под огнём врага. В сражениях и боях погибли три командующих войсками фронтов (генерал-полковник Кирпонос М.П., генералы армии Ватутин Н.Ф. и Черняховский И.Д.), а также шесть  заместителей командующих и начальников штабов фронтов,  19 командующих армиями и более 20 их заместителей и начальников штабов, 51 командир корпуса, 117 командиров дивизий! Ни одна армия мира не знала подобного уровня боевых потерь среди высшего командного состава. В критических ситуациях там предпочитали либо, бросив войска, вовремя удирать, либо тихонько сдаваться в плен. Не могу не привести хотя бы один пример блистательного военного искусства наших полководцев.

    В 20-х числах апреля 1945 г оперативная обстановка в полосе наступления 1 Украинского фронта маршала И.С. Конева была крайне сложной и противоречивой. Объединения фронта вели ожесточённые сражения буквально по всем азимутам. 13-я армия и 6-й гв. механизированный корпус 4-й гв. танковой армии отражали бешеные удары рвущейся с запада к Берлину по приказу А. Гитлера вновь сформированной 12-й германской армии генерала Венка. Эту армию «фюрер» рассматривал как последнее средство своего спасения.

    Южнее, на Лейпцигском направлении 5-я гв. армия, преодолевая ожесточённое сопротивление противника, упорно продвигалась на запад навстречу американцам. Ещё южнее, развернувшись фронтом на юг, 1-й гв. кавалерийский корпус,  2-я армия  Войска Польского и 52-я армия  отражали упорные удары противника с Дрезденского направления, который также упрямо стремился продвинуться в направлении Берлина

    Развернутая фронтом на север, 3-я гв. армия  и развёрнутая на  на восток,  28-я армия  сдерживали медленный дрейф в западном направлении т.н. «блуждающего котла», в который попали соединения франкфурктско-губенской группировки противника (соединения 9-й армии и 4-й танковой армии). Повёрнутые решением Ставки на север, обе танковые армии фронта подходили к Берлину с юга.

   К исходу 22 апреля 1945 г 3 гв. танковая армия генерала П.С. Рыбалко на 12-ти км фронте вышла на южную окраину Берлина и остановилась перед серьёзной водной преградой – Тельтов каналом (ширина -30-50 м, глубина – 2-4 м, крутые железобетонные берега).

   На противоположном берегу оборонялось до 15 тыс. гитлеровцев со 130 танками и 250 орудиями, превратившими находившиеся там капитальные промышленные здания в настоящий укреплённый район. Форсирование с ходу не удалось.

  Маршал И.С. Конев хорошо понимал, что «критической точкой» сложившейся ситуации является Берлин. С его падением немедленно и однозначно решатся все проблемы фронта: прекратятся упорные атаки 12-й армии и дрезденской группировки войск противника, а окружённым соединениям его 9-й армии  и 4-й танковой армии придётся капитулировать. Именно поэтому маршал и решил сконцентрировать все, имевшиеся в его распоряжении ресурсы именно на этой точке.

   Было принято решение форсировать канал после подготовки в короткие сроки. В эту же ночь командующий усилил армию 10-м артиллерийским корпусом и 25-й артиллерийской дивизией «прорыва», которым предстояло 23 апреля совершить сложную 150-км перегруппировку из полосы наступления 5-й гв. армии, а также 23-й зенитной артиллерийской дивизией. Кроме того армии были приданы 48-я стрелковая дивизия и 16-я инженерная штурмовая бригада. На подготовку форсирования выделялось 24 часа.

   Главные усилия сосредотачивались в полосе 6-го гв. танкового корпуса, на участке 4.5 км, где было развёрнуто до 3 тыс. орудий и миномётов. Плотность огневых средств создавалась беспрецедентной: 315 орудий и миномётов, 35 САУ, 90 танков на 1 км, а с учётом всех, выделенных для стрельбы прямой наводкой средств – до 700 единиц!

    В 6.20 24 апреля началась 55-минутная огневая подготовка, в воздух был поднят 6-й гв. бомбардировочный авиационный корпус. В ходе огневых ударов 48-я стрелковая дивизия на подручных плавающих средствах форсировала канал в полосе 6-го танкового корпуса. К 13.00 был наведён первый из двух наплавных мостов, по которому пошли танки этого корпуса. В течение дня шли ожесточённые бои за расширение плацдарма, который к исходу дня удалось углубить до 2-2.5 км. Передовые отряды остальных корпусов армии, отвлекая противника на себя, лишь уцепились за кромку берега. Весь оставшийся день, вечер и ночь на плацдарм переправлялись части 9-го гв. механизированного корпуса и 7-го гв. танкового корпуса армии. Таким образом, в ночь на 25 апреля 3-я гв. танковая армия ворвалась в Берлин с юга.

   К исходу 24 апреля,  значительно западнее, к Тельтов каналу вышли танковые корпуса и 4-й гв. танковой армии  генерала Д.Н. Лелюшенко. В ночь на 25 апреля армия решением маршала И.С. Конева совершила манёвр в полосу 3-й гв. танковой армии, переправилась на противоположный берег по её мостам, вышла на своё направление и с утра обрушилась на южную окраину города.

  Приведённый пример свидетельствуют о высочайшем искусстве советского командования в руководстве стратегическими и оперативными группировками войск. Наши военачальники научились добиваться от своих подчинённых высокого уровня выполнения приказов прежде всего демонстрацией собственного профессионализма, преданности делу, мощью своего интеллекта, вниманием к реальным проблемам войск. Они научились совершать решительный и динамичный  манёвр силами и средствами в порядке реакции на резкие изменения обстановки в ходе ведения операций,  быстро и мощно концентрировать силы и средства в критических для противника пунктах, стремительно развивать достигнутый успех.

  Именно поэтому крайне нелепо выглядят утверждения ряда современных, озлобленных на советскую власть историков и журналистов, всячески уничижающих наших военачальников и достижения нашего военного искусства, «камлающих» о том, что победа была обусловлена огромным численным превосходством, а дорога к ней выстлана трупами солдат и офицеров. Теперь поговорим о потерях.

2. О потерях

 

   Статистические данные говорят о том, что население СССР перед войной составляло 196,7 млн. человек, в 1945 г – 170,5 млн. человек, таким образом, общая убыль населения за годы войны ( в т. ч. и по естественным причинам) составила свыше 26 млн. человек, собственно военные потери – порядка 22-24 млн. человек.

   Да, боевые потери Красной Армии были чудовищными. По данным серьёзных исследований: безвозвратные - порядка 11 млн. человек, с учётом вернувшихся военнопленных – 8886400 человек, общая убыль – 21,7 млн., но они соответствовали уровню цивилизационного неравенства противоборствующих сторон.

    Не предвзятые, профессиональные  исследования говорят о том, что численность советских участников войны была только в 1.4 – 1.5 раза больше общей численности противостоящих войск и в 1.6 – 1.8 раза больше численности германской регулярной армии.

   В соответствии с законом относительных потерь, при таком превышении численности участников вооружённого противоборства, боевые (не политические) потери Красной Армии в принципе не могли превышать потери армий фашистского блока более чем на 10-15%, а потери регулярных немецких войск, - более чем на 25-30%. 

   Это значит, что верхней границей соотношения безвозвратных боевых потерь Красной Армии и Вермахта в войне может быть соотношение 1.3:1. Другие исследователи приводят цифру 1.6:1. Скорее всего, в последнем соотношении учтены люди, добровольно уклонившиеся от ведения вооружённой борьбы в 1941 г, а также перешедшие на сторону врага. Даже это соотношение не является чудовищным и объективно соответствует условиям борьбы. Вместе с тем, по современным воззрениям многих серьёзных исследователей боевые безвозвратные потери комбатантов, в конечном итоге, оказались примерно равными.

     Вообще, установление точных цифр потерь противоборствующих сторон, очевидно, - дело будущих исследователей, т.к. этот вопрос невероятно запутан. Сотни тысяч советских бойцов и командиров, вступивших в войну в 1941 г, были несколько раз зачислены в графу безвозвратных потерь, вследствие царившей неразберихи и повторного призыва. Если выражаться точнее, то 989700 бывших военнослужащих, мягко выражаясь, уклонившихся от вооружённой борьбы и ранее считавшихся без вести пропавшими, подверглись повторному призыву на освобождённых территориях, а безвозвратные потери этого контингента в последующих боях были ещё раз зачислены в общий реестр. В графу потерь вошли почти миллионная армия дезертиров и 250 тыс. военнопленных по тем, или иным причинам отказавшихся вернуться на родину после войны в числе 580 тыс. других перемещённых лиц.

    Следует отметить, что в жуткой обстановке лета 1941, да и лета 1942 годов во многих соединениях и частях персональный учёт не то что потерь, но и вообще личного состава просто не вёлся. В частности приказ НКО от 12 апреля 1942 г (вышедший накануне катастрофических событий стратегического прорыва германских войск на юго-западном направлении) констатировал: «… учёт личного состава, в особенности учёт потерь, ведётся в действующей армии совершенно неудовлетворительно. …На персональном учёте состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учёта пропавших без вести и попавших в плен ещё более далеки от истины».

   К сожалению, об увековечивании памяти погибших в приказе и речи не шло. А ведь в русской армии периода Первой мировой войны, несмотря на ожесточенные бои, каждая могила русских воинов фотографировалась и отмечалась на планах местности. Так составлялись огромные альбомы-некрологи до сих пор хранящиеся в архивах.

    Более-менее чёткий порядок в этом вопросе был наведён после ввода в действие в феврале 1944 г «Наставления по учёту личного состава Красной Армии (в военное время)».

    Даже установление точной цифры советских военнопленных является проблемой. По одним немецким данным их было 5 734580 человек, по другим, - 4 млн. человек. Достоверно известно, что из плена вернулись 1836562 бывших военнопленных, из которых были репрессированы 344400 человек, т.е. 18,8% (а ведь в сознании наших современников прочно закрепился стереотип, что все военнопленные прошли через сталинские лагеря). При этом следует отметить, что многие репрессированные   действительно скомпрометировали себя недостойным поведением в плену.

    Если учесть, что смертность военнопленных в лагерях составила примерно 57.8%, то их численность должна была бы быть порядка 4.9 млн. человек. Однако, к ним причислялось огромное количество гражданских лиц: подпольщики, партизаны и прочие, так или иначе провинившиеся перед оккупационными властями задержанные лица. При этом необходимо помнить, что Красная Армия сама взяла более 4 млн. военнопленных, не говоря уже о полном разгроме армий фашистского блока!

    С осени 1943 г и немецкая статистика стала не очень точной. Это связано с тем, что в быстро меняющейся обстановке постоянного отступления, в условиях многочисленных окружений донесения и оперативные сводки зачастую просто не доходили до вышестоящих штабов, а их достоверность часто была сомнительной. Сведения немецких штабов о потерях отличались относительной точностью лишь до февраля 1945 г, позже и в их штабах воцарился полный хаос. Последняя более-менее достоверная сводка германского генерального штаба о потерях датируется 14.03.45 г и отражает положение на 31.01.45 г.

    Вместе с тем необходимо отметить, что в сводку не включены потери войск «СС», тыловых и обслуживающих частей, а также военизированных формирований, укомплектованных гражданами других стран (чехи, поляки, французы, сербы, хорваты, прибалты и т.д.).  В неё не вошли потери словацких, испанских и  мусульманских частей, официально служивших нацистам формирований украинских националистов, а также «власовцев», общая численность которых к 1944 г достигла 800 тыс. человек.

    Чудовищными были и потери сторон в вооружении и военной технике, что хорошо видно на слайде 11, которая отражает уровень потерь Красной Армии.

    Кроме того, мы потеряли 351.8 тыс. автомобилей (34.6% ресурса), 75.1 тыс. единиц радиосредств (40% ресурса), около 10 тыс. единиц инженерного вооружения, утратили 24 млн. единиц средств химзащиты. Военно-морской флот потерял 1014 кораблей, в том числе 314 боевых кораблей 1, 2 и 3-го ранга. Среднесуточные потери составили 11 тыс. единиц стрелкового оружия, 68 танков, 224 орудия и миномёта, 30 самолётов.

    Вместе с тем, за годы войны вооружённые силы получили от экономики страны 19.8 млн. единиц стрелкового оружия, 526.2 тыс. орудий и миномётов, 11 тыс. пусковых установок реактивной артиллерии, 109.1 тыс. танков и САУ, 115.6 тыс. боевых самолётов, 392 надводных боевых корабля, 60 подводных лодок, 2149 боевых катеров. Это позволило полностью перевооружить армию новым, современным вооружением.

     По состоянию на 9 мая 1945 г Красная Армия имела (слайд 12) 35.2 тыс. танков и САУ(!), 321.5 тыс. орудий и миномётов, 47.3 тыс. боевых самолётов, что соответственно в 1.6, 2.9 и в 2.4 раза больше, чем до начала войны!

    При этом следует подчеркнуть, что потери Вермахта были не менее грандиозными. Всего за войну противник потерял только на Восточном фронте свыше 70 тыс. (более 75%) самолётов, около 50 тыс. (до 75%) танков и штурмовых орудий, 167 тыс. (74%) артиллерийских орудий, порядка 2.5 тыс. боевых кораблей, транспортов и вспомогательных судов. Соотношение потерь СССР и Германии приведено на слайде 13.

    Воистину это была война брони и моторов, которую выиграла советская социалистическая экономика, сумевшая с большим счётом победить  противника  в соревновании по производству современных вооружений, и что самое главное - в темпах покрытия потерь. Надо отдать должное и всеми ныне проклинаемому колхозному строю, который в тех условиях оказался идеальным механизмом концентрации невероятно скудных ресурсов производительных сил села и, в целом, смог обеспечить бесперебойное снабжение продовольствием многомиллионной действующей армии.

    Низкий поклон сталинскому правительству, умело и жёстко руководившему экономикой,  а также советским учёным, конструкторам, инженерам и техникам, освоившим скоростные методы проектирования и производства новых совершенных образцов средств вооружённой борьбы. Особый поклон десяткам миллионов рабочих и колхозников, многие из которых, будучи совсем детьми, массово проявляли невероятное терпение, настоящее мастерство, трудовую смекалку и трудовой героизм.

    Поэтому, главная «вина» большевиков перед их нынешними оголтелыми критиками состоит в том, что они собрали воедино разбежавшуюся было после февральского либерального переворота 1917 г по «национальным квартирам» Российскую империю. Они буквально с «нуля» создали индустриальную державу, жёстко «пришпорили» Россию в гонке за лидерами прогресса, победили фашизм и не дали реализоваться «знаменитому», утверждённому 15 июля 1941 г «Генеральному плану «Ост» Г. Гимлера и А. Розенберга.

    В соответствии с ним, на пространстве страны от Немана до Волги в качестве рабов должно было остаться 20-30 млн. человек представителей т. н. «славянской подгруппы арийской расы». Особенно должен был пострадать русский народ, обладавший самым мощным потенциалом сопротивления. По плану на территории европейской части России в качестве чернорабочей силы колонизаторов должно было остаться 14 млн. человек, более 50 млн., - переселено за Урал, на Кавказ, в Африку и даже в Южную Америку. Остальное, «неполноценное» с расовой и биологической точки зрения население в т.ч. и предки большинства ныне «камлающих» должно было вымереть от голода и болезней, или вылететь в трубы крематориев.

    Более поздний, утверждённый А. Гитлером 12 июня 1942 г уточнённый вариант плана «Ост» предусматривал уничтожение 30 млн. русских, белорусов и украинцев, выселение из захваченных территорий до 71 млн. человек. При этом выселению подлежали 85% поляков, 65% украинцев, 75% белорусов, 50% чехов.

   Большевики также были «виноваты» в том, что превратили убогую, раздираемую противоречиями страну в великую мировую ядерную и космическую державу, без ведома и позволения которой на планете ничего не могло произойти. Да, методы управления социумом применялись жестокие, но в истории, как и в жизни, к сожалению, часто случается, что широкий шаг вперёд является результатом сильного пинка в зад.

   Времена были жестокими,  вряд ли мы имеем право, судить наших предков с позиций современной либеральной морали и действующих юридических норм. В противном случае мы должны объявить библейских пророков Моисея и Иисуса Навина садистами, кровожадными монстрами и первыми международными преступниками, повинными в тотальном геноциде населения захваченных евреями территорий. Ведь они повелевали воинам поголовно уничтожать всё местное население и даже принадлежавший ему скот.

   А ведь с точки зрения существовавшей тогда морали, да и здравого смысла их действия были целесообразными и полностью оправданными. Таким образом исключалась сама возможность будущей мести потомков аборигенов потомкам захвативших их земли евреев.

   Сейчас легко, ёрзая в уютном кресле, рассуждать об абстрактных общечеловеческих ценностях. К сожалению, жизнь всегда была, есть и будет борьбой за существование, в которой, в зависимости от обстоятельств, побеждает умнейший, хитрейший, сильнейший, а то и более жестокий. Зачастую эта борьба принимает невероятно грязные и кровавые формы.

   Вместе с тем, необходимо отметить, что и зазнаваться, особых причин нет. Мы плохо подготовились в военно-теоретическом и военно-практическом отношениях. Мы действительно отдали врагу половину страны, понеся невиданные, зачастую неоправданные жертвы. Только на оккупированной территории по вине врага ушли из жизни более 7 млн. наших мирных сограждан, а 5 млн. были угнаны в рабство.  Мы долго оправлялись от первых страшных ударов и долго раскачивались, осознавая необходимость ведения бескомпромиссной борьбы «насмерть». Действительно, наше командование могло идти на большие жертвы, и оно, для достижения победы, зачастую не останавливалось перед ними.

   Надо всегда помнить, что победа в этой войне была одержана совместными усилиями объединённых наций стран  антигитлеровской коалиции. Стратегическая авиация западных союзников практически сровняла с землёй важнейшие объекты экономики Германии, загнав предприятия её военно-промышленного комплекса под землю, а массированные террористические удары по её городам во многом способствовали подавлению воли народа и армии к сопротивлению. Так, за время налётов на Германию союзная авиация уничтожила или повредила 300 тыс. жилых домов, в результате чего 7.5 млн. жителей осталось без крова, а число убитых и искалеченных составило более миллиона человек.

   Вот как описывает в своём дневнике в августе 1943 г германский лейтенант К.Ф. Бранд влияние на немецких солдат известий о бомбардировках Германии союзной авиацией: «…Солдаты держатся мужественно, но мысли их на родине. В ближайшие дни ожидается новое крупное наступление русских. Но всё это ничтожно по сравнению с тем, что происходит на родине. Я уже много недель не могу отделаться от мыслей об этом. Гамбургу приходилось страдать больше всех. Видимо, такая же участь ждёт Берлин, и мы не в состоянии ни спасти его, ни помочь. Это невероятно угнетает всех нас, парализует всю нашу энергию».

   Действия союзных войск на завершающем этапе войны сковали, по крайней мере, до третьей части сил Вермахта, значительно облегчив решение Красной Армией задач по окончательному разгрому врага. Помощь же союзников вооружением, автомобильной техникой,   продовольствием, стратегическими материалами была поистине бесценной, т.к. была оказана в самое критическое время. Всего до сентября 1945 г по ленд-лизу было поставлено 17 млн. тонн товаров совокупной стоимостью 7 тыс. тонн чистого золота.

   Так, с момента начала программы по ленд-лизу только по 1 декабря 1944 г одни США поставили СССР 12.2 тыс. самолётов, 6 тыс. танков, 1.8 тыс. САУ, 8.2 тыс. артиллерийских орудий, 3.3 тыс. бронетранспортёров, 135 тыс. пулемётов, 294 тыс. т взрывчатых веществ, 331 тыс. автомобилей (включая 45 тыс. джипов), 29 тыс. мотоциклов и 5.5 тыс. артиллерийских тягачей.

   Кроме того, было поставлено более  тысячи локомотивов, 8 тыс. вагонов и платформ, 2 млн. 120 тыс. т стали, 250 тыс. т алюминия, более 300 тыс. т латуни, 65 тыс. т других металлов, 1 млн. 300 тыс. т нефтепродуктов и 638 тыс. т химикатов. США помогли накормить и обмундировать огромную армию, предоставив порядка 1.5 млн. т продовольствия, 11 млн. пар армейских ботинок, а также более 130 млн. м хлопчатобумажных и шерстяных тканей.

   Кстати, некоторые поставки имели жизненно важное для нашей армии и военной экономики значение: ленд-лиз покрыл 55% их потребностей в автотранспорте, до половины потребностей промышленности в цветных металлах и треть потребностей Красной Армии во взрывчатых веществах. Самое интересное:  в соответствии с условиями ленд-лиза ни рубля, ни доллара, ни цента за поставки во время войны уплачено не было. На переговорах 1948/51 гг. американцы выставили счёт лишь на 0.8 млрд. долларов – менее одной десятой от совокупной стоимости поставленного добра.

   Вместе с тем, мы не имеем права забывать,  что главную роль в победе сыграл наш народ о чём, к сожалению, стали забывать и неблагодарные потомки, и потомки бывших союзников. Мы разгромили 507 германских дивизий и 100 дивизий союзников Германии, почти в 3.5 раза больше, чем на всех остальных фронтах Второй мировой войны.

   Это однозначно признавал в своих предсмертных записках сам генерал-фельдмаршал В. Кейтель, который наблюдал за всеми нюансами этой войны с самого высокого поста той, противоборствующей стороны: «Он (Гитлер, - примечание автора) взял на себя эту войну потому, что недооценил большевизм и государство Сталина, и тем самым разрушил созданный им «Третий рейх!». Подобное признание такого человека дорогого стоит.

    Кроме того, хочется напомнить слова президента США Ф.Д. Рузвельта из его речи по радио от 23 ноября ещё далёкого до победы 1942 г: «Спасибо русскому народу-герою. Он принял на себя всю тяжесть войны, не прогнулся, не струсил, выстоял… Если б я только мог, я первым встал бы на колени перед этими людьми… Это великие люди». Командовавший в годы войны вооружёнными силами союзников в Европе генерал Д. Эйзенхауэр в своё время однозначно заявил: «великие подвиги Красной Армии во время войны в Европе вызвали восхищение всего мира. Как солдат, наблюдавший кампанию Красной Армии, я проникся глубочайшим восхищением мастерством её руководителей». Ему вторил и британский премьер У. Черчилль, который в своём послании в Москву по случаю 27-й годовщины Красной Армии от 23 февраля 1945 г писал: «Будущие поколения признают свой долг перед Красной Армией так же безоговорочно, как это сделали мы, дожившие до того, чтобы быть свидетелями этих великолепных побед…».

   Эти искренние, идущие от сердца эмоциональные слова в полной мере выражали чувства всего прогрессивного человечества, которое, затаив дыхание, следило за  ожесточённой схваткой двух гигантов, от исхода которой зависела судьба мировой цивилизации. В то время все прекрасно понимали роль и значение советского народа и его Красной Армии в мировой истории.

    В заключение. Мы дорогой ценой победили это чудовище – фашизм, но оно вылезло из своей вонючей могилы теперь в Прибалтике и на Украине. Поэтому смотри, помни и делай выводы. Это киевский «Бабий яр», где помимо 100 тыс. гражданских было расстреляно 30 тыс. пленных офицеров и политработников. И это может повториться и на просторах России, ведь на одного немца на этих снимках приходится добрый десяток украинских полицаев, у нас доморощенных фашиствующих недоумков тоже хватает. Поэтому, как сказал незабвенный Юлиус Фучек: «Люди, будьте бдительны!»

© 2014 Marine Community. 

«Морское братство — нерушимо!»